18:05 

Фанфиковое

Гильнарэ
Ох уж эти бури в Отражениях... // Неканонист- глюколов
Поднимаю больше для себя, но тапки ловлю

Я осознаю. что фик потенциально холиварен. И как обоснуй\оправдание имею только то, что моя музы была пьяна, когда подсказывала мне сюжетные повороты. Это не, ято так вышло...))
Особое спасибо хочу сказать Mekong D. - замок на той самой синей картине и есть РондХимАлРинг. Вторая Луна - Винья - появилась тоже благодаря ей.)
Основа внезапная пары Черв и Пик - увы, потерянный мной фанфик (даже автора не помню!). кто отгадает зашифрованных героев даст ссылку - буду искренне благодарна.

Название: Другое отражение
Автор: Гильнарэ
Бета: Mormeril, местами Kagiro Anare
Размер: миди, 4 490 слово
Пейринг/Персонажи: Первый Дом нолдор, частично Второй, Третий, Дориатрим и телери.
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: намеки на постельную сцену.
Краткое содержание: однажды Эру стало скучно, и он смешал мир, спетый айнур, с другим, совсем не Арду не похожим. Но только перводомцам все равно нужны Сильмариллы. А для этого им нужна власть...
Примечание: текст является кроссовером «Сильмариллиона» Дж.Р.Р. Толкина, которому принадлежат основы характеров и имен ГГ, с романом Ксении Баштовой «Бубновая гильдия», откуда вытащена идея раскладки и некоторые географические реалии, над названиями которых поиздевался автор.
Размещение: запрещено без разрешения автора


«Нолдор – слишком беспокойный народ. Может быть, иные земли дадут им больше. Что ж…» – и Эру, легкой рукой смешав два мира и память эльфов, отошел от зеркала Эа, давая судьбам время течь самостоятельно…

…Она стояла у открытого окна и смотрела на ярившиеся волны, подставляя ветру и брызгам совершенное лицо и растрепавшиеся волосы. Она. Женщина. Странно, столько времени уже пролетело, а всё ещё сложно привыкнуть к таким оборотам языка. Чужого языка. Их родной уже давно не звучал звонко и открыто. Они привыкли жить, тая свою истинную природу, скрывая свой свет. Странно… И смешно, учитывая, кто сейчас стоит во главе гильдий РондХимАлРинга. Разве поверит хоть один из его подопечных, что «давно вымершие остроухие» командуют ими каждый день, при этом получая долю от дохода каждой карты? А ведь можно сказать, что эти самые «остроухие» за их счет живут. Роль раскладки в управлении городом только возросла с тех пор, как все четыре масти получили бессмертных королей. Точнее, даже не королей – Тузов. Хотя и среди королей хватало «загадочных долгожителей».
А еще была королева, о которой мечтали многие, но получил только он один. И это несмотря на то, что они сейчас находились в доме Червовой гильдии.
Он нарушил тишину, прерываемую только рокотом волн:
– Закрой окно. Чихающая глава гильдии не внушает того же уважения, что нечихающая.
Она рассмеялась, поворачиваясь к нему лицом. Если бы не острые уши и отблеск огня Великого Духа в глазах, его можно было бы назвать мужчиной. Молодым. И кто поверит, что он и уже далеко не молодой туз Треф – одно лицо? Только по хищной грации, присущей обоим, можно что-то заподозрить. Но не более.
Естественно, светловолосая леди Черв и не подумала закрывать окно. Вместо этого она подошла к нему и мягко погладила по щеке:
– Ты слишком долго общался со своими картами, раз решил, что мне… нам может повредить сквозняк.
– Хорошенький сквозняк! – он ловит её руку для поцелуя. – Сейчас нас обоих к стене сдует.
Её не обманывает этот ворчливый тон – ведь глаза цвета темной стали смеются. И она смеется вместе с ними.
– Если сдует, то мы полетим!
– А нам для этого нужен ветер? – тон меняется, его рука ложится на талию, притягивая к себе. – Обычно это удается без лишней погодной силы.
Легкие шторы взлетают от порывов штормового ветра, скрывая происходящее в комнате. И ярко блестят в пламени камина два сброшенных кольца: рунный перстень с янтарем и жемчужные капли в серебре. Трефы и Червы.

На другом конце острова тоже горит огонь, но не на верхнем этаже, а в полуподвале. И снова мерцают в рыжем пламени камни: переливающийся изумруд и кровавый рубин. Бубны и Пики. Но на руке только один из них. Серо-стальные глаза смотрят на всполохи огня в камине.
– Снова мимо?
– Мимо.
– Нда…
– Какого орка ему понадобилось в порту?! Можно подумать, там было что-то стоящее. А по мелочи он не работает уже очень давно.
– Слишком давно, я бы сказал.
– И всё рано полез.
– Ты знаешь порядки. Если он не появится через…
– То нужно будет созывать Совет гильдии.
– Малый Совет.
– Это практически все наши…
– Не практически, а все.
– А это значит, что всё плохо.
– Можно подумать, ты никогда не предполагал, что рано или поздно это случится.
– Полагал, однако, в такой ситуации я предпочел бы не быть королем.
– Мало ли, что ты предпочел бы. Я был бы рад, если бы мы стали равными.
Не имеющий кольца скривился и подбросил в огонь ещё пару поленьев.
– Холодно... Я знаю. Да только что-то мне подсказывает, что это не моё место.
– Брось. Из тебя выйдет отличный «благородный дон».
– Да уж. Крайне благородный, я бы сказал.
– Ты опять начинаешь? Вроде бы этот вопрос ты с нашим достопочтенным родителем решил уже давно. Как и проблему «разницы воспитания».
– Ну и что? Решил – это громко сказано, Рин, – тот-что-без-кольца встал и заходил по комнате. – Он ведь признал старших, найдя их украшением рода. Про вас со вторым, – в голосе прорезалась язвительность, – «благородным доном» и говорить не приходится. Мелким вообще… сам понимаешь. Они даже королем и валетом имеют столько, сколько не снилось никакому тузу. Ни одному из них. Если не считать нашу драгоценную кузину.
Как бы невпопад вставляя своё замечание и откровенно желая сбить собеседника с неприятной темы, названный Рином прервал его рассуждения.
– К ней, кстати, зачастил один из них…
– Ой, не надо, – стоящий скривился, как от зубной боли. – Можно подумать, что в её гильдии она одна «работает».
– Не одна. Но мне-то можешь поверить, – сказал Рин, покатывая по столу воровской изумруд.
– Вот и ей до сих пор верят, – собеседник вновь скатился на ту же тему, к огромному неудовольствию Рина. – Правда, с её воспитанием это неудивительно.
– Воспитание… Опять ты за своё. Ну и что с того, что ты пришел к нему, когда уже стал преуспевающим джокером? Подумаешь, вышло так, что он, в общем-то, сам тебя потерял, решив отдать той родне, – он помедлил, давая осмыслить в который уж раз приводимый довод. – И кто мог знать, что секретарь Владо Рома окажется профессионалом высшего, гм, класса…
– Очень «высшего». Таких джокеров еще поискать надо. И…
Пришлось перебить, пока тот опять не завел свою шарманку:
– И то, что ты войдешь в этот круг настолько хорошо, что фамильные черты почти затеряются, тоже предугадать никто не мог. Да, я никогда не оспаривал его решения. Но будь я старшим, а не младшим, то попытался бы сперва узнать, куда тебя отдают… – предупреждая возмущение, он вздохнул: – Хорошо, отправляют. Так что, как хочешь, а эту «инаковость» дал тебе тоже он.
– И ты снова скажешь, что зря я злюсь в итоге.
– Скажу. Точнее, уже сказал, Коро, – в голосе Рина появилась добродушная и привычная, как любимая рубашка, насмешка. – Или ты не заметил?
Коро в ответ только фыркнул:
– Ну, знаешь ли, Рин… Даже если так, то я всё равно перестал быть джокером, вступив в гильдию.
– Что не мешает тебе с блеском обыгрывать всех на наших обычных посиделках.
– Естественно. Кто же виноват, что даже ушлый Тур играет из рук вон плохо. Кстати, он со мной до сих пор не рассчитался.
– Да ты тоже запросил, – Рин, втайне порадовавшись тому, что на этот раз брат (всё же, несмотря ни на что, они были братьями по крови) так быстро успокоился, передразнил «драгоценного кузена»: – Что-о?! Тайный ход от Белой скалы к дворцовым складам?! А кольцо гильдии и Островную сияющую корону тебе к ногам не положить? – и осекся, глядя на погасшую улыбку.
«Зря опять упомянул знак. Сейчас начнется», – подумал он, невольно проследив взгляд Коро к переливающемуся, как кошачий глаз, изумруду.
– Не начнется, – несколько печально отозвался брат. – Он ведь прав, я с тем же успехом мог запросить и всё им перечисленное. Но он сам виноват – в шутку поставил его на кон. А я был так вежлив, что не попросил отдать мой законный выигрыш, – он покачал головой. – А про Островную корону нам думать пока рано – до тех пор, пока Большой Совет гильдий не будет готов нас поддержать. На Его императорское величество надежды нет. Ссора со столь сильным союзником ему не нужна. Особенно сейчас, когда в разгаре тайные переговоры с орками.
– Хмм… откуда сведения, Коро? – Рин немедленно посерьезнел, внимательно и даже слегка неодобрительно глядя на горьковатую усмешку старшего брата.
– Что значит откуда? Из дворца, вестимо. Некоторые жены советников обожают сплетничать о делах мужей. И не меньше, чем сплетни, эти дамы обожают танцы с обаятельными кавалерами, почти мгновенно тая даже от пары незначительных знаков внимания в свой адрес. Стремятся выглядеть более загадочными и таинственными – а также имеющими влияние на судьбу Гелериандской империи – и начинают полунамеками делиться услышанным от своих благоверных. Вот так потанцуешь с одной-другой, – он озорно взглянул на младшего, – и не надо никаких подслушиваний под дверьми.
Подколка, похоже, была старой, сродни упреку в удаче за игровым столом. Туз Пик поморщился.
– Никак вы мне этого не забудете…
– Ну ещё бы, – развеселился брат.
Рин с демонстративной обидой уставился на него. И обижался минут пять – всё время, которое старший потратил на поддержание огня в очаге. Потом не выдержал и рассмеялся:
– Самое смешное, что ничего особенного я тогда не услышал.
– Ну да, ну да. Так я тебе и поверил.
– Что характерно – никто не верит.
Разговор свернул на дела почти что двухсотлетней давности, а огонь всё трещал, согревая полуподвал, прогоняя стылость улиц и одиночества…

Остров не был бы осколком и столицей великой империи, если бы не имел тысячи околоморских пещер. И далеко не о всех из них знала стража императора. В полумраке одной из таких пещер сейчас ярко вспыхивали, ловя блики от нескольких факелов, кольца. Точнее, перстни с зелеными камнями. И лишь на одной руке не сверкал самоцвет.
– Итак, дон Ольвэриен, вы желаете снять с себя перстень?
– Да. И нет, дон Эрен, это не связано с нарушением устава. И нет, дон Эльриен, здесь нет шантажа. Это мое решение. Я не могу более возглавлять Бубновую гильдию РондХимАлРинга.
– У тебя есть преемник, достойный этого места? – на стоящего в круге сейчас были обращены глаза всех присутствующих. – Или ты желаешь, чтобы нового бубнового туза острова выбрал Совет?
– Будет лучше, если это сделает Совет, – дон Ольвэриен протянул седому, как снег гному, листок. – Здесь перечислены все семеро.
Имена зазвенели под сводами пещеры. Кто-то едва слышно выдохнул:
– Великий Дух! Это же почти все из наших!
Одно за другим скатывались звонкими каплями имена, стекая вниз. У каждого представителя других городов было свое мнение, и, казалось, к согласию они не придут. Но одно имя вдруг задержалось в пустоте. Один выступил в поддержку. Другой… Пятый…
– Что ж, – выборной глава лукаво посмотрел на уже бывшего «благородного дона». – Думаю, кандидат очевиден.
– Скорее новый туз, мастер Хал.
– Что ж… Дон Ольвэриен ушел. Да здравствует дон Илькор.
После подтверждения решения всеми собравшимися, круг мгновенно распался на пары, тройки и компании. Вскоре в пещере остался только гном и бывший туз.
– Я сообщу «счастливцу» вести. Ты же, как я понял, не хочешь вновь возвращаться в город?
– Ты прав. Я с огромным удовольствием уйду в море. Хватит. Свою роль я здесь уже сыграл. Гелериандская империя большая, и морей хватает. А от города я устал. И от интриг РондХимАлРинга.
– Так ли уж их много?
– Для меня много, мастер Хал. А будет ещё больше. Ты же видел список моих королей. В остальных гильдиях ситуация не лучше.
Иронично, несмотря на серьезный взгляд, гном спросил:
– Что, даже в Червовой?
Фыркнув, Ольвэриен ответил:
– Нет. Но там одна нынешняя глава чего стоит.
– Да уж, эта леди всех заставила с собой считаться. И ещё заставит все гильдии плясать под её дудку, можешь поверить.
– А что верить? Трефовый уже всё готов отдать за один только благосклонный взгляд.
– Ну-ну… твой преемник вряд ли купится на её безмятежные глаза.
Бывший туз неохотно проговорил:
– Поживем – увидим. Проводишь?
– Спрашиваешь! Всю весну мечтал на твоем баркасе покататься!
– Кто, ты?! Врешь! – заявление вызвало бурю возмущения: – И никакой у меня не баркас!..
Эхо голосов растаяло в подземных коридорах, ведущих к морю; пещера вновь погрузилась во мрак.

***
Свечи не горят, позволяя лишь пламени камина освещать лежащих на кровати. Золотые волосы переплетаются с черными, темные глаза закрыты, но пронзительно голубые смотрят внимательно. И вновь – странно. Кто бы мог подумать, что они могут быть вместе? Только сам Дух. Рука скользит по груди, и её тонкие пальцы накрывает его ладонь.
– Не спится, королева?
– Не хочется. Не хочется тратить время на сон.
– До утра ещё хватает времени.
– Я знаю. Просто…
– Нет, не просто, – он уже приподнимается, устраиваясь поудобнее рядом с любимой. – Вы, благородная донья, так просто среди ночи не просыпаетесь. И о судьбах острова не раздумываете в моих объятиях. Я прав?
Блондинка морщит нос:
– Ты знаешь меня лучше, чем кто-либо. Мне просто почудилось, что скоро у нас не будет и этих крох. Мы с тобой – невозможная пара.
– Абсолютно и совершенно, Нэирис, но и мир этот – совсем не тот, в котором мы родились. А что до твоего предчувствия… Перемены действительно назревают. Но, на мой взгляд, медленно. Поэтому ты зря беспокоишься, – темноволосый прижимает её к себе, отвлекая от мрачных мыслей самым простым и эффективным способом.
Золотая глава Червовой гильдии охотно отвлекается. Не нужно… Не хочется думать о тумане, который ей видится впереди. К тому же – кто знает? – возможно, к утру он рассеется, и смотреть она будет ясно. Видеть, что именно приготовил им всем новый век. А пока важны мягкие губы и нежные руки. Важен её мужчина. Мужчина. Воин, способный защитить. Единственный, кому она не боится показать свою слабость. Рядом с которым действительно может позволить себе быть слабой. Быть женщиной. Обычной женщиной, на которую она была бы так похожа, не будь золото её волос даром совсем другой расы.

Когда-то давно Луна была только одна. И называли её под этими небесами иначе. Исиль, серебряный цветок. Но это было столетия назад. Когда РондХимАлРинг был ещё не островом, а холмом. Крепость, форпост. Выбор, сделанный много лет назад.
– Нда, – мужчина отстранился от окна, возвращаясь из мира памяти в мир реальный.
Эта комната разительно отличалась от остальных. Самым точным определением было бы – основательная. Не подвал короля Бубен и туза Пик. И не «берлога» туза Треф. Не воздушный чердак младших. Не уютные покои барда или благородной донны. Да, он тоже бывал у неё. И мог с уверенностью сказать, что не так проста сия блондинка. Но брату всё равно. Почему? Нет, этого ему понять, видимо, не суждено.
– Может быть, всё дело в том, что ты сам ещё никогда?.. – сидящему в кресле не нужны были слова, чтобы понять, о чём думает сын.
Когда-то давно он должен был погибнуть в пламени. Но в тот день всё пошло не так. Ему довелось увидеть и крепость на холме, и Великий Поход, и восход Исиль. И, спустя недолгое по их меркам время, восход Винья, изменивший этот мир. Новая Луна. Новый мир, к которому все они очень долго привыкали. Слишком долго даже для них. Но теперь пришла пора. Так, во всяком случае, ему казалось.
– Мы зря не пытаемся понять, что скрывается за нахально-невинными брызгами ее голубых глаз.
Он тоже без слов мог догадаться, какие мысли владеют отцом, и куда дальше повернет разговор.
– Даже если она мнит себя королевой, Корона всё равно остается там. На островах. А сама она здесь. На осколке совсем другой империи.
– Геллерианд. Мы не за этим сюда шли.
– Не за этим.
– И не за Короной.
– Но чтобы получить то, за чем мы пришли, она нам нужна. Как воздух нужна.
– И я вновь скажу тебе, отец: рано. Нас всё ещё слишком мало, чтобы открыто заявлять о себе.
– А кто сказал, что мы заявим о себе открыто? – по красиво очерченным губам пробегает не слишком приятная улыбка.
В ответ только покачивание головой. Медные всполохи танцуют на волосах. Отражения огня. Можно подумать, что и сам он сейчас пылает. За обманчивым смирением и спокойствием голоса – буря. Протест.
– Нет, отец. Нет. Мы можем сидеть тихо и готовиться. Можем копить силы и искать союзников. Но именно в этот бой нам должно вступать в открытую, – предупреждая возражение он добавляет: – Это не только моё мнение.
– Дай угадаю. Коро? – нотки язвительности даже не скрываются, однако их мало, чтобы сделать интонацию действительно ядовитой.
– Нет, не только он. Лурэ. Ранти. И Ринг.
Последнее было главным козырем. Если к кому-то отец и прислушивался всерьез, так это к своему любимцу.
– Да неужели? – бровь чуть дернулась. Глава большого семейства, постепенно подминающего под себя все жизненно важные токи и точки города, подобного не ждал. Совершенно. Но, с другой стороны, он редко спрашивал мнение того, кого считал своей тенью и продолжателем. А котенок уже успел подрасти, чтобы иметь свое мнение. Но не торопится им делиться. Что ж… скоро как раз представится удобный повод… Узнать, что именно творится в его умной голове.
– Я не переубедил тебя, – слова прозвучали слегка печально.
– Но дал повод для размышления, – усмешка превращается в улыбку. Вполне искреннюю. Всё же иногда старший из младших становится чересчур ответственным. Идеалистом. Но именно в такие минуты Феор способен простить и спустить ему многое. Очень многое.

Волны вновь бьются о скалы у подножия РондХимАлринга. Вновь ярится буря. Вновь корабли заперты в официальной гавани, у сотни причалов. Вновь ярко пылает очаг в полуподвале. Только теперь кольца – на руках владельцев. Только теперь они – равны. Только теперь перемены уже стоят за дверью, почти стучатся. Почти входят.
– Итак…
– Итак, у нас осталось чуть больше трех дней, прежде чем вызов будет брошен.
– В открытую.
– В открытую, – эхом отзывается «изумруд». Такое повторение давно стало привычным при обсуждении серьезных дел, связанных более с семьей, чем с гильдиями. К тому же, ему всегда было что сказать в дополнение к тому, что известно семье. «Издержки воспитания», – называл это Феор. «Результаты глубокой разведки», – говорил Ринг. – Это даст нам минимум несколько часов искреннего замешательства при нашем дворе.
– Минимум. А ты сам на сколько рассчитываешь?
– Пара дней. Все зависит от того, кто из советников решит в этот день прогулять Собрание. Сам понимаешь, некоторые старые пеньки предпочтут сделать вид, что у них обострилась глухота. А молодые не упустят шанса пошуметь.
– И пошуметь долго и со вкусом.
– При активной поддержке очаровательных леди из тени.
– М-м-м? – судя по всему, Туз Пик нашел в словах старшего брата очередной сюрприз для себя.
Илькор усмехнулся. Забавно, вроде бы с одной из ключевых фигур теневого Собрания тесно общались они оба, а младший так и остается в неведении относительно планов, тщательно сплетаемых и оберегаемых в очаровательной головке сестры Тура.
– Ариссэ мне обещала. Их марионетки при необходимости эту суету затянут ещё на пару часов.
– Минимум. Да… Высоко поднялась кузина.
– Мы все поднялись высоко. Что Рантир?
– Он готов потянуть за все имеющиеся нити. Если конечно, их не перехватит и не скорректирует прекрасная Нэирис.
– Мне кажется, не перехватит, – это было сказано несколько торопливо. – Не в смысле «не заметит». Скорее, не остановит.
– Но может добавить что-то своё. И изменить итоговое направление.
– Может. Однако…

– …у меня свой интерес в вашей «уже-не-просто-выходке».
Тонкие пальцы перебирают волосы возлюбленного. Трефовый туз смотрит на свою донью снизу вверх. Вопросительно смотрит.
– Я не сомневался, что ты в курсе всего. Но мне было бы интересно знать, что ты получишь от этого. Даже в теории.
– Теория – вещь сухая, – немного назидательно выдает блондинка и склоняется к его лицу. – А остров – мокрая. Даже слишком. Понимаешь, у нас очень хороший шанс отыграть Корону. – Заметив легкое удивление, она улыбается: – Я не оговорилась. У нас. Бесспорно, та ветвь тоже имеет все права. Но наша старше. И, как ни крути, я тоже отношусь к Перворожденным. Великий Дух, тебе ли не знать!
Он очень медленно кивает.
– Да, ты принадлежишь не к Дому. Но к семье. И к тому же…
Она перебивает, слегка дергая за почти доплетенную косу:
– Никаких «к тому же». Та корона мне не нужна.
Та? – он намерено выделяет голосом это слово.
– Да. Мой интерес лежит восточнее РондХимАлРинга. Только часть империи. И не Геллериандской. Достойной независимости более, чем кто-либо другой.
– Крашиат?
– Нет. Шиамриен.
– Сильно…
– Согласись, от этого все выиграют.
– Это значит?.. – Рантир даже приподнимается на локте, разворачиваясь к сидящей на краю кровати золотистой блондинке.
– Это значит да. Я участвую в том, что вы затеяли, – в глубине безмятежно-голубых глаз прячется решительность. И пляшут озорные огоньки.
– И на мой невысказанный вопрос?..
– Тоже.
Он улыбается краешками губ и касается её щеки.
– Когда все закончится, я непременно задам его. Для равновесия.
– Когда равновесие восстановится. Тогда и задашь. Для гармонии.
Налетевший из открытого окна ветер колышет тонкий полог, скрывая их от сердитых проблесков Исиль и Винья среди туч.

Он сидит и смотрит на лежащий перед ним документ. Но вряд ли его видит. То, что произошло, поначалу казалось немыслимым. Невозможным. Но оно случилось. Случилось. И дело далеко не в том, как именно попросили. Дело в том, кто попросил. Сотни, едва ли не тысячи поколений считалось, что они исчезли. Что их нет. А Островная Империя – это последнее, что осталось. Люди жили и не видели. Не видели у себя под носом ничего. А теперь…
Ему говорили, что в городе была паника, едва не превратившаяся в побоище, которого не ожидали даже гильдии. Раскладка. Или они просто говорили, что не ожидали – кто их, последователей Великого Духа, разберет. Потому что в момент, когда кровь уже готова была пролиться, всё остановилось. Воинственность народа спала. Нет, конечно, страшно узнать, что тебя окружает совсем другая раса. Но и нельзя не признать, что они такие же. Особенно если одним из чужаков оказывается твой сосед или лучший друг. Они такие же, только могут больше. И умнее на порядок.
Умнее, иначе и не скажешь. Иначе как объяснить то, что эльдары незаметно заняли большинство ключевых постов Гелериандской империи? И что большая часть жителей РондХимАлРинга – тоже они. Что они…
Часы отмерили уже изрядно времени, и за окном затеплился рассвет, когда на чистый лист легли первые строчки. Итак, эльдар выждали, пока император договорится с орками, связав себе руки и в то же время освободив путь на Острова. Конечно же, он не останется в стороне, – рука легко выводила формальные фразы приветствия «собрату по власти», – и сообщит о поступившей из столицы Гелериандской Империи просьбе тому, кто сейчас носил Островную корону. А дальше… дальше пускай остроухие разбираются сами. Ему хватит и тех вопросов, которые возникают на месте. Например, насчет того, кто же является правителем острова и империи. Ссориться он не собирался ни с кем. Во-первых, бессмысленно. А во-вторых, если уж они прибрали к рукам столько нитей из клубка управления, то почему бы им не заняться этим уже официально? Для спокойствия народа полезно.
А строчки все стелились, излагая события последних суток…

– Он… что сделал?!
– Ответил он. Хочешь, копию письма покажу? – Илькор пожал плечами. Оба императора сделали свой ход в партии, ответив на требование ночного «императора» РондХимАлРинга. Но только не совсем так, как он сам предполагал и желал. – У меня есть.
– Я не сомневался, что у тебя есть, – в кои-то веки интонации Феора по отношению к третьему своему сыну не блещут язвительностью. – Но то, что он ответил…
– Что… Что будет рад нас видеть в…
– В Крашиате? – с сомнением спросил устроившийся на подоконнике младший из близнецов.
– А вот и не угадал, валет. Крашиат полуавтономен. И причем более века уже. Всё проспал. И прекрати ногами болтать, – ворчливо отозвался со своего места Рантир.
– Тихо оба. Дайте ему договорить, наконец, – менестрель, в доме которого все и собрались, привычно попытался призвать к порядку младших.
– Спасибо, Лурэ. Так вот, ждут нас не где-нибудь, а на основном острове. Для переговоров о союзе.
– О союзе? После требования, которое мы выставили?
– Да, о союзе, – терпеливо повторил бывший джокер.
– Союзе-союзе. Договор Его Императорского Величества с орками, похоже, встал им поперек горла. Но сделать они ничего не могут – брак крашиатской принцессы и его родственничка дает право на тесную переписку. Но не на возможность указывать, что делать.
– Полагаешь, что носящего корону действительно прижало?
– Почти уверен, отец.
– Значит, отправляемся в путь?
– Да нет, рыжий, кому-то придется здесь остаться. Приглядывать за Его Императорским. На всякий случай.
– Я остаюсь. Мне проще всего.
– Один?
Феор обвел подозрительным взглядом остальных сыновей. Все шестеро дружно опустили глаза. Каждому хотелось увидеть то, что напоминало давно покинутый дом. Пускай здесь всё свершилось иначе, и каждый был перерожден после второго восхода. Память жила в крови. Они не понимали, почему так легко отказался Илькор. Или же слишком хотели сами.
– Ничего. Как-нибудь справлюсь.
– Как-нибудь, – передразнил его Ринг. – Я тоже останусь, – сказал он, к огромному удивлению всех… кроме отца. – Не внезапно. Сами подумайте – Его Императорское уже начал кампанию по слиянию рас. Без интриг не обойдется. Да и негоже оставлять все четыре гильдии на одного Туза.
– Четыре?
– Четыре, четыре, Ранти. И убери свое деланное недоумение.
– Можно подумать, никто не в курсе.
Вспыхнув, Туз Пик пробурчал что-то невразумительное.
– Ну да, ну да, – развеселился даже серьезный рыжий. – Прятаться стало бессмысленно после того, как нас поддержали её братья. При том, что, объективно говоря, им это совсем не нужно.
– Это на первый взгляд, Рус. Сдается мне, их ветвь получит тоже немало.
– Ты прав, отец. Но раньше они старались во всё это не лезть.
– И правильно делали. Нечего им там делать. Было.
– Теперь будет. Ведь согласись, они будут чудно смотреться как посредники между властью законной и не очень.
– Не поспоришь. Их репутация лучше, чем наша.
– Значит, остаются двое. Будем надеяться, что мы вернемся уже в другом качестве.
– Будем верить, отец.

Мерно колышутся приливами и отливами воды Великого Моря. Считается, что им нет дела до происходящего на суше. Но так считают больше на материке – у Островов своя система мер и весов. Эльфы больше других знают о том, что скрывают своевольные воды. И не только потому, что их государство разбросано по островам разных размеров, но и потому, что они хранят память о временах, когда поминался отнюдь не Великий Дух. Воды наблюдали и сейчас, когда решалась судьба основного государства эльфов. Переговоры не были простыми, а решение – очевидным. Для обеих сторон. Нельзя так просто взять и отдать власть. Нельзя так просто взять и изменить мнение о старом сопернике. Нельзя так… Или это только казалось, что нельзя?
Солнечные лучи играют на хрустальных гранях короны, которых едва касаются, поглаживая, новые руки.
– Что, не верится, Феор?
Прежний владелец стоит рядом и добродушно усмехается. Они очень похожи, только у гостя из Геллерианда в глазах до сих пор отражается изумление поступком хозяина дома и острова.
– Не верится. Я бы не отдал.
– Но я не ты. И к тому же, время мира для Островов прошло. А для войны и противостояния больше подходишь ты. Только не думай, что обойдешься без моих советов.
Теперь усмехается и гость.
– Знаешь… еще пару дней назад, я бы после подобного заявления тебя банально послал.
– А теперь?
– А теперь не пошлю. Ты управлялся здесь много веков. И кое-что знаешь. Полезное.
– Кое-что, это точно.
И оба смеются. Для них, готовящихся к войне, тем не менее, настало время мира. И воды смеются водопадами, а дождь им вторит, звонко барабаня по крыше дома, под которой подписывают сложный трехсторонний договор криминальная раскладка РондХимАлРинга, император Геллерианда и выбранный золотоволосый глава эльфов острова-столицы.

Мир замер на переломе. Последние дни мира. Дни подготовки. Скоро… скоро грянет новая Война за Камни, укрытые еще до восхода Винья в Темных землях материка. Скоро. Но в этом мире у тех, кого когда-то называли нолдор, будут совсем иные шансы на победу. «Посмотрим, что у них выйдет теперь?»

запись создана: 04.02.2014 в 16:06

@темы: Бессмертный Профессор, Битва, Первый Дом, литературное, нолдор, свое, трава у дома Феанора, фанфикшен

URL
Комментарии
2014-04-08 в 19:17 

Mekong D.
Все реки текут в правильную сторону
В мне понравилось. Я знаю ровно половину источников матчасти, но все равно понравилось.

2014-04-09 в 04:18 

Гильнарэ
Ох уж эти бури в Отражениях... // Неканонист- глюколов
Mekong D., мяу) Я очень хотела, чтоб, если что, второй источник не перебивал сам кроссовер с Сильмом)

URL
   

Кошачья корзинка

главная